partmaster viber +375 (29) 648 01 11 +375 (33) 359 01 11 +375 (17) 336 63 60 partmaster-minsk partmaster-minsk заказать звонок
Интернет-магазин PartMaster
  • КОРЗИНА
 
Главная » Статьи » Истории » Момент силы. Чему учат в зимней школе бесконечных скольжений BMW Driving Experience

Момент силы. Чему учат в зимней школе бесконечных скольжений BMW Driving Experience

Прекрати смотреть перед собой! Смотри на следующий поворот – туда, куда тебе нужно попасть. Куда направлены глаза водителя, туда едет машина». Я на секунду перевожу взгляд на стоящего внутри поворота инструктора зимней школы BMW Experience, который комментирует наши действия по рации, и… задняя ось BMW M6 вдруг поскальзывается, я опаздываю с коррекцией заноса и машина, развернувшись на 180 градусов, останавливается рядом с бруствером. «Об этом я и говорил», – ехидно отзывается рация. Черт!

Зимняя программа российской школы BMW Driving Experience рассчитана на три полных дня. И это оптимальный срок. Потому что первый день – это всегда день ошибок и разочарований. К концу второго приходит понимание «почему так», и начинает хоть что-то получаться, а третий – это день триумфа. День, когда тебе кажется, что теперь ты можешь почти все! Ровно до того момента, пока не отвлечешься на замечание из рации…

Наши инструкторы: Алексей Маслов, мастер спорта, обладатель кубка РФ по ралли; Михаил Михеев, инструктор школы BMW, и Владимир Бурцев, летом обучающий клиентов езде на мотоциклах BMW, а зимой помогающий проводить занятия автомобильной школы BMW Driving Experience

Хорошо и то, что площадкой для обучения двух групп журналистов был выбран далекий Красноярск. Настоящая зима здесь наступает раньше, чем в центральной части России, и к концу декабря местные озера промерзают почти до самого дна, становясь «трехмерными»: естественные перепады высот из-за вспучивания льда достигают одного метра! К тому же, между Москвой и Красноярском присутствует четырехчасовая разница во времени, так что когда столица только-только просыпалась, мы успевали откатать уже половину дневной программы.

Все вместе это создает невероятное ощущение погружения в обучающий процесс – ты на три дня просто отключаешься от привычной жизни и начинаешь существовать внутри отдельного микромира.

Микромира, в котором есть только снег и лед, строгий распорядок дня и бесконечные скольжения на 560-сильных BMW M5 и M6.

Для красноярской программы организаторы выбрали самые мощные «эмки»: BMW M6 в кузове «купе» и «кабриолет», а также седаны M5. Все – 560-сильные, с роботизированными трансмиссиями с двумя сцеплениями. Шины - Nokian Hakkapeliitta 7 штатной размерности

Первый день. Самый трудный. Подъем в 6:30 по местному (2:30 по Москве). Завтрак в красноярской гостинице под звуки российской эстрады, бодрящий глоток морозного воздуха (на улице минус 30) и часовая поездка до Сухобузимского озера, во время которой температура на экране бортового компьютера падает с пугающей скоростью. -32, -35, -38… На озере термометр показал ровно -40, но у шатра, выстроенного прямо на льду, стоят пять сверкающих «эмок», заведенных и готовых к заездам!

«Мы их не глушим уже несколько дней, несмотря на то, что храним в закрытых ангарах, – рассказывают инструкторы после короткого знакомства. – Вообще, «минус сорок» – температура для этих автомобилей не совсем нормальная. Мы связывались с немецкими инженерами, спрашивали, чего нам ожидать в такую погоду, но они не знают. Говорят, ниже -30 «эмки» не тестировались. Но с машинами ничего не случилось, первая группа откаталась без проблем. Работают, как часы».

На теоретических брифингах инструкторы рассказывают не только о технике вождения, но и о электронике, помогающей водителю на нестабильных покрытиях. Ведь ездить с выключенной системой стабилизации, например, на M5 по городу, особенно зимой, - не самая хорошая идея

Пока за прозрачными стенами теплого шатра зиждется рассвет – часовая теория. Несколько слов о правильной посадке (спина почти вертикально, ноги согнуты, руки – тоже), о правильной работе рулем (хват «без пятнадцати три», симметричное вращение с перехватом), о том, что такое снос-занос, отчего они происходят и что в подобных ситуациях должен делать водитель. Большинство рекомендаций, вроде «в случае сноса передней оси руль не доворачивать, а поставить прямо, ждать пока зацепятся передние колеса, работать рулем и газом на опережение», можно услышать в любой школе вождения. Но сегодня мы в школе BMW, где учат ездить на заднеприводных машинах, поэтому были и приятные нюансы.

«Например, – говорит наш шеф-инструктор Алексей Маслов, – погасить скорость в скольжении можно не только при движении по прямой, тормозом, но и при скольжении боком – увеличив угол заноса».

Ведь задняя ось при езде на заднеприводных автомобилях, наряду с рулем и педалью газа – один из главных инструментов водителя. Как это работает в теории мы, конечно, знаем, а вот как на практике?

Кабриолет, затесавшийся в компанию к M5 и M6 с жесткими крышами, перенес температуру «минус 40» без особых проблем. Правда, крышу нам опускать строго-настрого запретили…

Выбираем синюю BMW M5 и отправляемся на разминочное упражнение – традиционную змейку. По одну сторону огромной площадки – змейка с небольшой дистанцией между конусами, с другой – змейка с увеличенным «шагом». Первый проезд выполняем с включенной системой стабилизации, чтобы почувствовать машину, покрутить рулем и не посшибать все вешки сразу. Второй – в режиме MDM (M-Dynamic Mode), в котором отключается трекшн-контроль, а система стабилизации заметно ослабляет свою хватку. Появляются глубокие заносы, корректировать которые приходится очень быстро. Кого-то разворачивает.

«Как вы заметили, в режиме MDM система стабилизации поправляет самые грубые ошибки, но при этом не страхует от разворота, – просыпается рация в кармане водительской двери. – Сделайте еще пару кругов с MDM, почувствуйте, когда вмешивается электроника и попробуйте не доводить до ее срабатывания. А потом полностью отключайте систему стабилизации: для этого надо подержать кнопку «DSC off» дольше трех секунд. Поехали!».

Седан М5 на льду показался чуть стабильнее, чем купе. Он охотнее реагирует на перераспределение баланса и не так стремительно проваливается в занос. Однако фаза скольжения у него глубже

Через пять минут я убавил температуру печки до 17 градусов и снял толстовку – жарко! Могучая заднеприводная «эмка» заставляет крутить руль очень активно. И очень быстро. И неважно, что все автомобили обуты в свеженькие шипованные шины Nokian Hakkapeliitta 7 – 680 Нм крутящего момента отправляют задние колеса в пробуксовку в ответ на любой чих: кажется, достаточно неаккуратно пошевелить пальцами правой ноги, и ты уже несешься боком в сугроб!/p>

На привыкание к заднеприводным повадкам BMW приходится потратить немало времени

Следующее упражнение – «квадрат». «Здесь вы должны научиться точно дозировать тягу на задних колесах. Ваша задача: медленно подъехать к вершине квадрата, слегка повернуть руль и нажать на акселератор, вызвав занос задней оси. В идеале необходимо повернуть машину ровно на 90 градусов только газом, – Алексей Маслов показывает последовательность выполнения задания, одновременно успевая комментировать свои действия по рации. – Если ошибетесь – ничего страшного, не бойтесь компенсировать занос. А если амплитуды заноса не хватает, не стесняйтесь еще раз нажать на газ».

Вроде бы, просто. Однако выполнить задание чисто хотя бы четыре раза подряд – на каждом углу «квадрата» – не получается, хоть тресни.

То тяги слишком много, то слишком мало. С каждым проездом нужная траектория все сильнее очищается от снега, и поскальзываться на ледяных проплешинах начинают не только задние колеса. Но как только передняя ось вновь попадает за снежный участок – в скольжение отправляется уже задние колеса. Ох!

«Я смотрю, у всех получается, поэтому усложняем задачу: из квадрата делаем треугольник, – пока мы отдыхаем в стороне от трассы, инструкторы меняют конфигурацию: убирают из «квадратов» по конусу. – Это значит, что теперь вам нужно повернуть не на 90 градусов, а еще на больший угол. Но не забывайте, траектория вашего движения должна представлять собой треугольник – прямолинейное движение до конуса, короткий поворот руля с опережением, газ, стабилизация машины и вновь прямолинейное движение. Скользить все время боком пока не нужно – этим мы займемся позднее».

«Треугольник» - это, пожалуй, самое сложное из базовых упражнений. Потому что точно дозировать тягу, особенно на столь мощных машинах, удается не сразу. Однако именно здесь приходит понимание, как именно нужно работать педалью газа для того, чтобы инициировать «силовую» пробуксовку задних колес: без этого навыка ездить быстро на заднеприводных автомобилях не получится

Упражнение действительно оказалось более сложным. Здесь активнее приходится работать педалью газа, поддерживая скольжение задней оси, и еще точнее дозировать тягу. Да и разворотов стало больше. «Чуть аккуратнее с газом, Михаил! – доносится из рации после очередной ошибки. – Не нажимай акселератор так сильно – попробуй сначала инициировать скольжение, а потом, если требуется, еще добавь тяги коротким нажатием на газ». Пробую. Но получается далеко не всегда – уж больно взрывной характер у битурбированной «восьмерки» на M5. Впрочем, если вручную выбрать вторую передачу и выключить режим «Sport+», зачем-то активированный в начале дня, то контролировать тягу становится попроще.

Организационные процессы

Большинство упражнений проводились на огромной расчищенной площадке размером примерно 400х200 метров. На ней инструкторы из конусов «собирают» всевозможные конфигурации для выполнения заданий. Однако для скоростных упражнений требуется еще больше места, поэтому под них расчищают дополнительные участки озера

«Хорошо, после перерыва займемся любимым занятием всех учеников – скольжением по кругу». Наконец-то!

Со стороны это упражнение действительно выглядит очень эффектно: машины друг за другом скользят боком на протяжении всей окружности. Но эффектно получается только тогда, когда получается . А поначалу – то полкруга протащишь машину в заносе, то всего один сектор… Скользко! Особенно на раскатанных до льда участках.

«Учитесь смотреть вперед, и тогда очередная ледяная проплешина не станет для вас неожиданностью, – словно угадывая мои мысли, дает советы по рации Михаил Михеев. – Не смотрите на свои руки, на свои ноги или перед капотом – смотрите на один, два конуса вперед». Пытаюсь заставить себя переводить взгляд вперед… Хм, работает! Вот впереди кусок круга с плотным снегом, а значит надо быть готовым увеличить тягу для поддержания скольжения. А вот – блестящий лед, значит надо будет сбросить газ и приготовиться к резкому заносу.

Большие, тяжелые и очень мощные «эмки» на льду заставляют водителя постоянно бороться то с заносом (вверху) то со сносом. Но причина всегда одна - неточные или несвоевременные действия водителя

После обеда (строго по расписанию – с часу до двух дня), возвращаемся на в очередной раз «перестроенную» трассу: инструкторы выложили из конусов два широких коридора для имитации ритмического заноса. Суть задания: разогнаться с места до первых ворот, вызвать занос, но затем не стабилизировать машину полностью, а добиться обратного скольжения с большей амплитудой – и так далее. В конце необходимо выровнять машину и с ровными колесами попасть в «ворота» из конусов.

Первое скольжение начать несложно – требуется лишь чуть повернуть руль и нажать на газ. А вот справиться со вторым, и уж тем более с третьим – та еще задачка! Самое трудное – точно контролировать тягу, поддерживающую скольжение, и… ждать. Ждать, пока машина, летящая боком на скорости 50-60 километров в час с вывернутыми в сторону заноса передними колесами, перестанет увеличивать угол скольжения, вновь зацепится за покрытие и попытается стабилизировать траекторию. И вот тут нужно будет действовать очень быстро: с опережением вращать руль в сторону обратного скольжения и работать газом, не позволяя автомобилю полностью прекратить скольжение и, одновременно, не доводя дело до разворота.

Мягкость - всему голова

У «эмок» – бессчетное количество настроек мехатронного шасси. Можно сделать острее отклик на газ, а коробку передач – «скорострельнее», можно «утяжелить» руль. Однако на льду всё это не нужно - чем мягче реакции автомобиля, тем проще им управлять

Без ошибок это упражнение не выполнил, кажется, никто, и уже через час обочины трассы были усеяны осколками оранжевых конусов, разлетающихся на 40-градусном морозе на мельчайшие кусочки.

А как только у большинства стало получаться проезжать весь коридор без ошибок, инструкторы в очередной раз усложнили задачу: теперь скольжений должно быть ровно столько, сколько от тебя требует голос из рации! «Так, Михаил, в этом заезде – три раза. Я сказал три, а не четыре, или сколько там у вас получилось!? – получилось, кажется, пять. – Вот теперь хорошо. Следующий проезд – два скольжения. Отлично. Закончили. Перерыв».

Последнее на сегодня упражнение: уже знакомая по другим школам «восьмерка», но несимметричная. Одно ее кольцо – широкое, а второе – узкое, буквально метр в диаметре. А площадка нашего экипажа – еще и с заметным перепадом высот.

И вот оно, разочарование первого дня: не получается ничего! Вообще! Ездить по «кругам» восьмерки отдельно – без проблем. Проскользить по большой дуге и за счет инерции переложить автомобиль в обратную сторону – тоже. Но полностью выполнить упражнение чисто удается в лучшем случае один раз из пяти. Во всех остальных – развороты, развороты, развороты… «Все, на сегодня закончили, – доносится из рации ровно в 16:55. – Собираемся в колонну за машиной инструктора и едем на базу». Вот так всегда.

День второй. Снова завтрак под эстраду, и опять -39,5 за окном автомобиля, доставившего нас на озеро. Подъезжаем к темному шатру, в котором сильно пахнет дымом – вышла из строя дизельная тепловая пушка. «Это еще ничего. – рассказывают организаторы. – Два дня назад у нас сломался грейдер, который чистит трассу, так местные за день поменяли ему мотор. Прямо здесь, на озере. В минус 40…».

Пока передние колеса цепляются за снег, контролировать машину можно только газом и легкими направляющими движениями руля

Пока техники пытаются вернуть в шатер тепло, мы отправляемся на разминку, еще в сумерках. Сегодня это опять змейка, только с очень большим шагом. Первые проезды – в режиме MDM, следующие – с полностью отключенной системой стабилизации. Постепенно просыпаемся, увеличивая скорость и углы скольжений. Удивительно, но почти всем удается ездить почти без ошибок, уверенно поддерживая большие углы заноса на высокой скорости…

«Отлично. Вижу, вчерашний день прошел не зря, – голос Алексея Маслова из рации, кажется, звучит слишком бодро для шести утра по Москве. – Шатер вновь в строю, едем колонной на брифинг». Собрав всех обучающихся, Алексей спрашивает, что понравилось в первый день, что нет, какие есть пожелания… Оказывается, несимметричная восьмерка «не пошла» не только у нашего экипажа, поэтому следующие полтора часа мы вновь занимаемся на этом упражнении, сменяя друг друга за рулем.

Сложно. Потому что привыкать приходится не только к постоянно меняющемуся покрытию, но и к машине – в этот день мы поменяли седан М5 на более компактное и более легкое купе М6. Разница в поведении двух «эмок» невелика, но все же ощущается: «шестерка» кажется вертлявее, её легче заставить скользить под тягой или под сброс газа, но и занос здесь развивается стремительнее.

«Восьмерка», между тем, начинает получается все лучше и лучше. И пусть на маленькой дуге скорость из-за голого льда под колесами падает до нескольких километров в час, зато грубых ошибок становится все меньше. А главное, поменявшись «восьмерками» с соседним экипажем, мы довольно быстро сумели адаптироваться к новым условиям несмотря на другой рельеф и отличающееся покрытие. Прогресс!

Грейдер отремонтировали на озере: сняли сломавшийся мотор, поставили новый. В отличие от грейдера, немецкие суперкары перенесли российские морозы без поломок

После обеда колонна из пяти «эмок» покидает первую площадку и отправляется вглубь озера – там проложены две новые трассы. Первая – это пара ледяных кругов разного радиуса, а вторая – трехкилометровый «трек» с полным набором поворотов. Нам пока на первую…

Особенность маленького круга – это сложный рельеф с перепадами высот и разным типом покрытия под колесами, а на большом, широком и явно достаточно «ходовом», есть 30-метровый отрезок из плотного, очень цепкого снега, попав на который М6 очень резко стабилизируется, полностью прекращая скольжение.

Начинаем занятие с круга поменьше: пока две машины скользят друг за другом с дистанцией в 50 метров, две другие отдыхают, а их пилоты наблюдают за ошибками коллег со стороны. Вот водитель одной из «эмок» на трассе вдруг слишком переусердствовал в компенсации заноса, а попытавшись вновь поставить машину боком ошибся с тягой и развернулся. Вот другой ученик, уверенно удержавший автомобиль в силовом скольжении на заснеженном отрезке, не успел подготовиться к выезду на лед и тоже был вынужден остановиться задом наперед.

Вкатившись, почти все ученики смогли поддерживать на ледяном круге постоянный угол заноса и постоянную скорость. Главное - не отвлекаться. Чуть замешкаешься - разворот или распрямление траектории, за которым следует резкий снос

Наша очередь. Поначалу справиться с двухтонными «эмками» на достаточно скоростном круге было не проще, чем удержаться на быке во время родео. Голый лед, неровности, перепады высоты. Но самое неприятное – это переход ото льда к плотному снегу и обратно, во время которого «зацеп» кардинально меняется за доли секунды. «Не ждите реакций машины, предугадывайте их. Будьте готовы к смене покрытия заранее, – в очередной раз напоминает по рации Алексей. – Для этого нужно лишь смотреть дальше и анализировать трассу».

Но как же сложно это сделать! Пока ты борешься с резким заносом, возникшем на льду после слишком резкого тычка по педали газа, и пытаешься остановить стремительно развивающийся занос, машина вдруг боком вылетает на заснеженный участок, в который зимние покрышки вгрызаются словно в наждачный лист, и рывком стабилизируется!

В теории, готовясь к выезду на снег, водитель должен плавно увеличить подачу топлива, заранее вызвав «силовую» пробуксовку задних колес, проскользить под тягой весь снежный участок, а перед его окончанием плавно погасить скорость (конечно же, все еще в скольжении), чтобы машина мягко перешла в инерционное скольжение по чистому льду…

Вот только страшно, черт подери! Это на ледяном отрезке скорость «дрифта» относительно невелика, а на снежном отрезке «эмка» успевает неплохо разогнаться. Особенно на большом круге, на который мы переехали через полчаса. В результате, в одном из следующих заездов синяя BMW M5 наших коллег, переборщив со скоростью на заснеженном секторе, эффектно взлетает на внутренний бруствер и повисает на днище. Занятия закончены – откопав машину, мы отправляемся в шатер на вечерний брифинг…

Все «эмки» были оборудованы специальной защитой – лыжей из стали, которая закрывала снизу моторный отсек и нижнюю кромку переднего бампера. Поэтому вылеты в сугробы оборачивались в худшем случае 5-10 минутами работой лопатой, а не лопнувшими бамперами или порванными патрубками

День третий. Сегодня нам разрешили поспать лишний час, а на улице «потеплело» до минус 20 – живем! Марш-бросок на озеро, короткий брифинг в шатре, разминка на «змейке» и мы колонной вновь едем на ледяные круги. Удивительно, но теперь справиться с машиной было гораздо проще. За ночь навыки, полученные накануне, «отлежались», и теперь ошибок стало на порядок меньше. Так что через полчаса инструкторы собрали нас колонной и повезли к главному развлечению этого дня: почти трехкилометровой ледовой трассе.

Правда, осваивали ее мы по частям. Сначала маленькая петля с набором из пяти поворотов с ощутимым «прогибом» льда посредине, потом большая, с длинным прямиком и очень скользкой связкой во второй части. А потом всё вместе. И знаете, это были, пожалуй, лучшие два часа в моей автомобильной жизни. Потому что теперь я мог делать с норовистой BMW M6 все, что пожелаю. Ну или практически все…

Разгон по длинной прямой, торможение – правая сторона на заснеженной обочине трассы, левая на льду, – легкий качок рулем в сторону поворота, плавно добавляю газ и «эмка» послушно отправляет заднюю ось в скольжение. Еще чуть-чуть газа, еще; увеличиваю угол заноса, короткий сброс, перекладка руля в обратную сторону и еще более глубокий «дрифт» к следующему повороту. Скорость удается плавно погасить за счет бокового скольжения, но инерции чуть-чуть не хватает и траектория начинает распрямляться – вновь добавляю газ, руль еще сильнее в сторону заноса. Попали!

Следующую связку по чистому льду приходится проезжать медленно, внимательно контролируя заднюю ось, но как только передние колеса вновь коснутся заснеженного участка – опять газ!

Третья передача, стрелка тахометра бьется в красной зоне, а M6 эффектно скользит по длиннющей дуге под углом в 45 градусов, расстреливая фотографов мелкими льдинками и снегом, и буквально «облизывает» двухметровый сугроб, ощетинившийся снежными глыбами в паре десятков сантиметров от лакированного переднего бампера.

Скользим, скользим… Перекладка, стабилизация, торможение – как раз в этом месте находится глубокая «яма», помогающая дополнительно разгрузить заднюю ось, поэтому как только корма «поскальзывается», ее тут же надо подхватить тягой и вновь начать разгон по дуге, поддерживая небольшой угол заноса.

Вот он, момент силы! Теперь я сам управляю автомобилем, а не трусливо подстраиваюсь под его характер.

Машина, еще вчера казавшаяся тяжелой и неповоротливой, вдруг стала послушной и очень понятной в управлении. И очень интерактивной! Несмотря на габариты, BMW M6 отчетливо дает понять водителю, что происходит с ней сейчас, и чего ждать в следующий момент. Жаль только, что на трассе одновременно находились четыре автомобиля, которые то и дело ошибались, вынуждая останавливаться и остальные экипажи. И, конечно, «эмкам» очень не хватало более «цепких» покрышек – стандартная «шиповка» просто не способна справиться с напором турбированного V8.

Понять, на что способны большие заднеприводные BMW на правильных шинах, нам удалось в самом конце дня: Алексей Маслов прокатил всех желающих на тренерской M5 с каркасом и «на гвоздях». Шины для этого автомобиля были ошипованы по необычной технологии, когда на летние покрышки наваривают «злой» протектор и нашпиговывают их 2,5-миллиметровыми шипами. Выглядит грозно! Да и едет ого-го как! Зацеп, конечно, классный, особенно на чистом льду – на снегу эти шины работают хуже из-за дубеющей на морозе летней основы покрышек.

Зато в расчищенных до блеска поворотах скорость «боевого» седана M5 была раза в два выше, чем у наших машин. А за первую половину 200-метрового прямика «эмка» успевала разогнаться до ста километров в час!

Такие же покрышки организаторы собирались поставить на все машины, участвовавшие в обучении, но, к сожалению, подрядчики просто не успели изготовить нужное количество колес. Но и на гражданских шинах мы за три дня научились очень, очень многому.

А попробовать вживую, как ездят мощные заднеприводные BMW на правильных шинах, мы еще успеем: в Швеции, на «топовом» зимнем курсе BMW Fascination. Там нас будут ждать свежие BMW M3 на спортивном «шипе» и многокилометровые трассы, проложенные по озерам Лапландии. Программа рассчитана на четыре дня, а значит погружение в обучающий процесс обещает быть еще глубже. Поскользим!

Автор: Михаил Цымбал
Ссылка на источник

  • Аватврка
    # dimaikc
    15.02.2013 03:21:19

    Слюнки текут!!! Вот уж раздолье.. и машинки мечты. Как можно не любить БМВ???

    Ответить
  • Аватврка
    # ira
    15.02.2013 04:53:16

    ОФИГИННО!

    Ответить

ОСТАВИТЬ ОТЗЫВ:

Ваше имя:

Текст отзыва:

Ваша оценка:

ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ